Узкая пизда и толстый хер

Это произошло прошлым летом, когда у меня был отдых в деревне. Мама отправила меня погостить к тете, своей сестре, чтобы я «развеялась» и «повеселилась». Я мало времени проводила на дачах и в селах, а потому была не слишком рада, когда поняла, что проведу несколько месяцев вдали от цивилизации. Шутка ли – ни связи, ни интернета!

Если бы я знала, что ждет меня в деревне, я бы полетела туда со всей прыти.

У тети было скучно. Дом, стойло с лошадью, хлев с животными. Там оказалось не так грязно, как я думала, и это было мне на руку, потому что, будучи женщиной очень бдительной, тетя следила за мной. Быть может, мама сказала ей присматривать, быть может, она сама что-то подозревала, но я не могла остаться одна нигде, кроме как в хлеву! Даже в туалете дверь была распахнута настежь!

«Пацаны поймают и испортят. А в хлеву», говорила тетя, «кроме как на коров и смотреть-то не на что». Иронично, спать мне тоже приходилось в хлеву – чтобы «пацаны не поймали и не испортили».

А мне было уже восемнадцать, уже пора было быть пойманной и испорченной.

Собственно, об этом я и думала в тот вечер. На улице было жарко, солнце уже садилось, и тетя погнала меня из дома в хлев, потому что было пора уже спать, но спать я, конечно, не собиралась. Какой спать – мне восемнадцать! Восемнадцать!

Восемнадцать, а парень мой далеко…

intimSHOP.ru

Я разлеглась на одеяле, которое стелила на солому, и медленно начала раздеваться. Неподалеку шлепала хвостом себя по бокам Маруська, красивая и чистая корова, а мне было обидно.

«Почему я, городская, должна здесь прозябать? В одиночестве, в печали, в бесперспективности!» Я подумала так и расстегнула пуговички на блузке. Стянула ее с себя, положила в ноги; принялась за шорты. Медленно спустила их, бросила к блузке; провела пальцами по груди. Я не носила лифчика, ведь грудь была не такой уж тяжелой, чтобы ее поддерживать; черт!

Свобода груди – это было потрясающее ощущение. Мои соски стояли торчком от того, как дышала моя кожа, а грудь наливалась тяжестью от вечерней жары. Я ущипнула себя за сосок и тут же подавила тихий вскрик, прикусывая губу; боже, как мне было одиноко… Как не хватало Владика в этой чертовой деревне!

Вспомнив о Владике, я тут же запустила руку в свои трусики. Черные, кружевные – даже живя в деревне, я носила красивое белье, ведь сама по происхождению была городской. Черт, для кого я вообще его носила, если даже мой роман остался в городе?! Обида захлестнула меня, странно возбуждая, и я упала на одеяло, падая в эротический сон.

Мои пальчики ловко скользили между моих пухлых половых губок. Владик, Владик… Как одиноко было без Владика… Мои пальцы не могли заменить его грубых, но приятных… И уж тем более мои один, два, три пальчика, которые скользнули в мою мокрую киску, не могли заменить его крепкий член.

Я перевернулась на живот зашла на свой любимый ebibab.com , чтобы пофлиртовать с парнями. Зажимая свою тонкую руку между грудями и поднимая бедра. и захотелось поплакать. Я лежала, уткнувшись носом в одеяло, вдыхала запах сена под ним и быстро надрачивала, вновь и вновь проникая своими пальчиками в свою тугую вагинку.

Я представляла, что это Владик там, внутри, внутри меня, что он толкается в меня своим большим членом, что удовольствие прокатывается мягкими волнами по моему телу, концентрируясь в животе; я сейчас мечтала, молила о том, чтобы его сперма вновь оказалась во мне, чтобы я вновь смогла ее почувствовать, ощутить, вспомнить запах и то, каково это – когда сперма стекает по моему бедру… Но не могла. Владика рядом не было, и от осознания этого факта мне хотелось плакать. Ведь, как думала я, нет Владика — нет секса.

Очень скоро я перестала так думать.

Мастурбируя, я не заметила, что оказалась в хлеву не одна. Мне так хотелось мужской ласки, мужского тепла и крепкого мужского члена, что я и понятия не имела, что за мной кто-то следил. Помню лишь, как услышала тихий скрип дверцы в свинарник – и, вздрогнув, осторожно оглянулась. На самом деле едва заметно, но я увидела: за мной подглядывает Толик, соседский парень, деревенский сын молочника. Крепкий, сильный, статный, он был сильным и красивым, но по-деревенски глупым.

Не обремененный интеллектом, Толик стоял с бидоном с молоком и делал вид, что он – вертикальная балка. Что его нет. Что он вовсе не подглядывает за мной, что вы, что вы.

И я решила подыграть.

Я развела ножки чуть пошире и приподняла попку, так, чтобы мои бедра стали выше. Моя мокрая киска покорно раскрылась, пачкая своим соком кружевные черные трусики; моя влага потекла по кружеву, пропитывая его до основания, а я вновь ввела мокрые пальчики в свою узкую дырочку, которая давно уже соскучилась по мужчине.

Я вновь и вновь ласкала себя, наслаждаясь процессом. В конце концов… В конце концов, это Владик согласился с моей мамой, что мне нужно отдохнуть в деревне. И теперь я была здесь одна, «отдыхала» и изнывала без мужских рук, внимания и тепла. Я текла так сильно именно потому, что у меня давно не было мужчины, и это была вина Владика тоже!

А Толик смотрел. Смотрел, как я погружаю пальчики внутрь, как развожу их, демонстрируя свое мягонькие розовенькие стеночки влагалища, как натягиваю черные трусики так, что мои пухлые половые губки поглощают их, снова и снова пропитывая моим сладким соком киски. Это было похоже на приключение – столь же захватывающе и весело!

Но, наверное, не для Толика.

Наконец, он вытащил свой член из свободных брюк и начал тихо дрочить, но я-то все слышала.

Я улыбнулась и подняла попку еще выше, и тут Толик сорвался.

Бидон с молоком упал на землю, жутко прогремев, и в следующий миг я ощутила, как подо мной и Толиком прогнулась солома. Он влетел на мой сеновал, как ракета, и тут же схватил меня за талию – своими мозолистыми, сильными, горячими деревенскими руками. Схватил, как настоящий мужчина, и вдавил меня в чертово лоскутное одеяло. Я уткнулась в него носом; мои волосы встрепенулись, растрепываясь лоснящимися кудрями по шее и плечам, а Толик, заскрипев зубами, выдавил из себя подобие рыка.

А потом я его почувствовала. Его крепкий, толстый, большой – нет, огромный! Будто он всю жизнь мазал его кремом для увеличения – член входил в меня медленно, натужно, едва помещаясь. В какой-то момент мне стало больно; я тихо заскулила, боясь, что он порвет меня, но нет – Толик, хмыкнув, лишь качнул бедрами, погружаясь еще глубже, еще сильнее.

Его член был подобен чуду, снизошедшему с небес. Так меня еще никто изнутри не расширял, никогда еще я не чувствовала себя насаженной на чертов вертел – а вертел начал двигаться; качнулся назад, выходя из меня полностью, и мои бедра сжались. После такого мне внутри сразу стало пусто и одиноко, и я, умоляя, вильнула бедрами, словно прося еще – и еще я получила.

Сильнее. Глубже. Быстрее.

Толик входил в меня снова и снова, до боли сжимая мою талию своими крепкими ручищами. Его член пронзал меня, я чувствовала, как он пульсировал внутри, как его жар и тепло распаляли мои бедра, живот и внутренности; горячий пот стекал с груди Толика и падал на мою поясницу, а я чувствовала, как мои розовые губки наливаются кровью, желая еще и еще. Я горела внутри, а движения Толика были размеренны и неумолимы; он, словно бык-осеменитель, делал свое дело, втрахивая меня в одеяло.

Острая солома пробивалась через одеяло, начиная царапать мою грудь, но я этого почти не замечала. Наоборот – мое разгоряченное тело лишь возбуждалось сильнее; и вот в момент, когда я была уже почти на пике, Толик вдруг резко вышел из меня, а уже через миг я тоскливо сжалась.

Вильнула бедрами.

А он лишь провел пальцами по моим мокрым бедрам, а потом вставил они внутрь, чувствуя, какой тесной я тут же становлюсь. Я сжалась еще сильнее, почти до боли, и Толик снова усмехнулся; двинул пальцем, большим, толстым, туда-обратно, и вынул его.

Мне даже не нужно было оборачиваться, чтобы узнать, что его палец весь был в густой, прозрачной смазке из моей киски.

Когда его член вновь вошел в меня, я уже ждала, почти молила об этом. Я поддалась ему легко и непринужденно, подставилась, чтобы Толик имел меня крепче, жестче, глубже, чтобы мне было почти больно, и Толику это нравилось – он работал, как отбойный молоток. Я достигла оргазма быстро, быстрее, чем когда-либо раньше, а Толик, рванув мои бедра на себя, насадил меня на свой член особенно глубоко, изливаясь глубоко внутри. Он не успел вытащить из меня свой толстый член, а потому, когда он все же покинул мое тело, я почувствовала, как его сперма медленно начала вытекать из моей судорожно сжимающейся дырочки, которой хотелось продолжения.

Семя Толика пропитывала кружева моих прекрасных черных трусиков, а он просто нависал сверху и смотрел на это. Вновь усмехнулся в нос, вздохнул и хлестко шлепнул меня по ягодице; я взвизгнула, и на моей попке остался красный отпечаток его руки. Моя маточка тут же сократилась, и последние капли Толика тут же брызнули на одеяло подо мной.

То, что произошло тогда в хлеву, было похоже на эротические рассказ о приключениях в деревне. И это было так хорошо, что с тех пор я постоянно приезжаю к тете на лето – и сплю, конечно, в хлеву. И жду Толика.

 

СЫГРАЙ БЕСПЛАТНО!
И выиграй ночь с одной из красоток!

75
0
25
0
100
0
50
25
КРУТИ

Алена, 29 лет
Посмотри ее горячие фото или сразу договорись о встрече

Популярные рассказы

Секс по телефону, звони! тел:+7 (809) 505-34-52 (для звонков с городского номера +MTC +Билайн)
Ссылка на основную публикацию