Вынужденный путь исправления для гея

Сегодня в нашей исправительной колонии праздник – прибывают новенькие. Сидя за решеткой, мы почти не видим настоящей жизни, поэтому встреча новичков для нас является значительным событием. Одни залезли на подоконники в своих бараках, и глядели в окно, другие вышли во двор и смотрели через забор. Взгляд всех местных жителей был прикован к входным воротам.

И вот появились они, группа новичков. Их было шестеро. Двое пожилых, которые были похожи на прожженных урков, шли впереди. От них старались не отставать еще трое молодых пацанов, которые на вид также отлично вписывались в местный коллектив. Но мое внимание привлек последний парнишка, который волочился позади, немного поодаль от остальных.

Он был совсем молоденький, лет 20-22, с миловидным лицом, стройный. Но больше всего меня привлек его широкий зад, который больше подошел бы девчонке. Парням с таким задом на зоне обычно одна дорога – в «жены». Кто-нибудь из местных авторитетов присматривает себе жертву и делает личным сексуальным и бытовым рабом, или «женой».

Авторитеты не мешают друг другу. Кто первый сумеет «подкатить» к новичку, тот его и получает. Другие не вмешиваются. За четыре года, проведенные в колонии, я приобрел богатый опыт в завязывании местных отношений и заработал себе авторитетное прозвище Академик, которым меня нарекли в первую же неделю пребывания на зоне. До сих пор я не вмешивался в «романтические» отношения авторитетных старичков, которые руководили здесь всем, предпочитая наблюдать со стороны. Но на этот раз я решил воспользоваться своим правом выбрать «жену». Уж больно давно у меня бабы не было!

Я спланировал подкатить к мальчику в столовой. Так и сделал. Я наблюдал, как парниша с подносом в руках начал судорожно искать глазами, где бы найти свободное место.

— Садись ко мне на коленки, жопастенький! – засмеялся один из старожилов.

Парень робко отвернулся и, сделав вид, что ничего не слышал, пошел в другую сторону. Я пошел следом и вскоре поравнялся с новичком.

— Тебя здесь изнасилуют в первый же день, если будешь так вести себя, жопастенький! – поиздевался я с легкой улыбкой.

Парень остановился и задрожал.

— Я Саша… — постарался гордо ответить юнец.

— Можешь сесть за мой стол, Саша, если согласен быть подо мной, — продолжал я серьезно.

— Что значит под тобой? – спросил новичок.

— Негоже порядков местных не знать! Подо мной – это подо мной во всех смыслах! Слушаешься во всем меня, делаешь все, что я скажу… ВСЕ!!!

— Я не буду «шестеркой»!

— Если не выберешь себе Хозяина, будешь обслуживать всех подряд.

— Я не собираюсь никого обслуживать!

— Думаешь, тебя будут спрашивать? В любом случае твое очко будет разработано. Пока ты еще можешь решить кем: мужиком, который имеет здесь авторитет и сможет тебя защитить, или толпой малолеток, которые ищут худа бы свой х** присунуть. Передумаешь – найди меня!

Я ушел, оставив паренька в раздумьях. После обеда нас повели в душевую. Не успел я насладиться всеми прелестями холодного душа, как услышал сзади топот шлепок бегущего человека. Обернувшись, я увидел, что ко мне подбегает напуганный Саша.

— Ты обещал защитить меня! Они идут за мной! – испуганно-дрожащим голосом проговорил паренек.

— Если пойдешь под меня… – ответил я со спокойной интонацией.

— Хорошо, я согласен! – нервно сказал Сашка, обернувшись назад.

— Тогда падай на колени! – приказал я.

Парень немного замешкался, но услышав звук приближающейся толпы, рухнул на колени передо мной.

— Соси! – снова приказным тоном сказал я, сунув свой член Сане в лицо.

Такие парни, как они, не поймут, если увидят поглаживание головки губами. Я должен тебя трахать, а не любовью с тобой заниматься!

Парень застыл на несколько секунд, увидев так близко перед глазами крупный стоячий член. У меня встал быстро – ситуация возбуждала. Я придерживал болт пальцами, слегка надрачивая. Я ждал, когда Саша сам решиться взять его в рот. Парнишка заставил себя разомкнуть дрожащие губы и медленно начал приближаться к моему агрегату. Услышав, что в душевую ворвалась шумная группа неадекватных парней, Саша начал действовать быстрее. Он, наконец, широко раскрыл рот и заглотил головку моего члена. Юноша принялся медленно посасывать ее, но тут я резко схватил его затылок и, зафиксировав его, грубо пропихнул гениталии вперед. Ствол вошел полностью парнишке в рот, головка оказалась в его горле. От неожиданности Саша задергался и попытался освободиться, упираясь в меня руками. Но я был сильнее. Слезы прыснули из глаз бедняги.

В этот момент к моей кабинки подошли четверо молодых зэков. Я узнал их: это была банда местных хулиганов, получивших срок за мелкий разбой. Полные неадекваты. Однако только вместе они представляли собой угрозу. Но поодиночке они и не ходили. Видимо, от них бежал Сашка. Главарь шайки остановил остальных движением руки, и все четверо уставились на свою жертву. Я не отпускал парня. Сашка перестал сопротивляться, смирившись со своей участью.

— Чего надо? – строго бросил я вызов банде.

Хулиганы ничего не ответили, только усмехнулись и ушли прочь. Я ослабил хватку, позволив Сашке вынуть агрегат изо рта. Бедняга начал хватать ртом воздух, судорожно кашляя и катаясь по полу. Откашлявшись, он стал приподниматься на дрожащих руках.

— Зачем так? Кхе-кхе… Я бы и сам… — возмутился он.

— Лучше бы поблагодарил за спасение! – ответил я. – Такие парни, как они, не поймут, если увидят поглаживание головки губами. Я должен тебя трахать, а не любовью с тобой заниматься! Или тебе еще возбуждающим кремом жопу смазывать? С ним, конечно, в сто раз круче, но ты все-таки не на отдыхе! Если что-то не устраивает, можешь валить!

— Нет! Спасибо! – обреченно проговорил парень.

— Так-то лучше! – снисходительно сказал я. – Жду тебя после проверки у себя.

— Но как я…

— Тебя пропустят ко мне. Час после проверки дается на личные нужды. Твоей ежедневной обязанностью в это время будет удовлетворять мои личные нужды. И не забудь до проверки хорошенько подмыться. Спроси у местных петушков, они подскажут тебе где и как это сделать!

Я ушел, оставив парня лежать на полу, и направился в дежурную часть. Там я обратился к знакомому офицеру, чтобы тот дал мне посмотреть личное дело новичка. Уже через час он показал мне бумагу с архивными данными моей новоиспеченной «жены». Оказалось, парнишка был осужден за избиение супруги, которую он уличил в измене. В приступе ярости ревнивец нанес любимой женщине несколько сильных ударов, после чего жертва оказалась на больничной койке. Жена подала на него в суд, и парнишку осудили на два года в исправительной колонии общего режима.

Вечером после обхода я сидел и ждал гостя на своей койке. Напротив сидел и жевал хлеб мой сокамерник Тыква. Сашка явился через минуту после проверки его сектора. Он нерешительно встал в дверях и опустил глаза.

— Чего встал? Заходи! – пригласил я парня.

Сашка вошел и встал как вкопанный посередине камеры.

— Ты хорошо подмылся? – спросил я.

— Да… — робко ответил юноша.

— Так раздевайся! – скомандовал я.

— Прямо здесь? – удивился парень, поглядывая на моего соседа.

— А где же еще? Или ты предпочитаешь на глазах у всего отряда? – возмутился я.

— Я думал, мы будем одни… — промямлил Сашка.

— Здесь все свои! Мы с Тыквой уже три года в одной камере. Скорешились, короче. Или ты все же хочешь прямо в коридоре, эксгибиционист хренов? – пошутил я.

— Нет, — ответил парень и начал раздеваться.

Он скинул с себя робу и шлепки и остался в одних трусах.

— До конца! – скомандовал я.

Сашка снял трусы и стыдливо прикрыл руками свои причиндалы.

— Руки убрал! – снова скомандовал я.

Потому что ты подсознательно возбужден этой ситуацией… Потому что ты понимаешь, что в этой комнате только двое настоящих мужиков – и это не ты! Потому что ты не считаешь себя мужчиной!

Не желая того, юноша опустил руки по швам. Мы с Тыквой взглянули на достоинства новичка и заулыбались. У парня был небольшой член. Но сейчас было заметно, что у него началась эрекция. Это смущало его, но в то же время заставляло возбуждаться еще больше. Мои яйца тоже набухли от мысли, что молодой парень хочет, чтобы я трахнул его.

— Смотри-ка, ты уже жаждешь, когда я тебя отымею! – засмеялся я.

Парнишка отрицательно закачал головой.

— Тогда почему же у тебя встает? – спросил Тыква.

— Я не знаю, почему так получается! – сконфузился парнишка.

— Я тебе скажу почему… — проговорил я, встав с койки заходя к парню со спины. –

Потому что ты подсознательно возбужден этой ситуацией… Потому что ты понимаешь, что в этой комнате только двое настоящих мужиков – и это не ты! Потому что ты не считаешь себя мужчиной! Я прав?

— Нет! – поспешил ответить юноша и тут же получил от меня сильный шлепок по голой заднице, от которого остался красный отпечаток.

— Как это нет? – продолжал я. – Разве по-мужски ты поступил со своей женой?

Сашка удивленно посмотрел на меня.

— Да-да, я все о тебе знаю… — заявил я.

— Она изменила мне! – попытался оправдаться паренек.

— Такому мелкочлену как не изменить! – стал насмехаться я. – Она изменила тебе, потому что ты ее не удовлетворял. Она перестала считать тебя мужиком!  А ты, вместо того, чтобы измениться самому, совершил самый немужской поступок – поднял руку на женщину!

— Я не хотел! Так нечаянно вышло! – снова оправдывался Сашка.

— Ты мне про аффект харе заливать! За нечаянно бьют отчаянно! – сказал я, вытащил из-под подушки ремень и ударил им по Сашкиной заднице.

Парень вскрикнул от боли. На его глазах навернулись слезы.

— Не надо! Пожалуйста! – взмолился он, упав на колени передо мной.

— А ты пожалел свою жену, когда она просила тебя остановиться? – продолжал я, отвесив бедняге пощечину.

— Я сожалею! – плакал юноша.

— По-мужски ты тогда поступал? Отвечай, тварь! – разошелся я, замахнувшись ремнем для нового удара.

— Нет! Я поступил как последняя скотина! Я не смею называть себя мужчиной! – затараторил парнишка, вжав голову в плечи.

— Так-то лучше! – одобрил я. – А теперь покажи моему другу, как ты научился сосать мне…

Я снял штаны и уселся на койку. Парень на коленях подполз ко мне и без лишних раздумий принялся делать мне минет. На этот раз он сам старался заглотить член как можно глубже, так что я не держал его голову, а просто откинулся назад и наслаждался процессом. Во рту парнишки мой член набухал все сильнее с каждой секундой. И вот он уже был готов войти в тугую Сашкину дырку.

— Вставай на четвереньки! Задницу кверху! – приказал я.

Сашка расплакался, понимая, что его ожидает, но покорно повиновался. Он хотел встать на колени прямо на моем ложе.

— Ты сдурел? – заорал я, оттаскивая парня за руку от кровати и швыряя его на пол. – Не смей приближаться к месту, где я сплю! Твое место у моих ног!

Сашка все понял и встал на четвереньки прямо на деревянном полу. Он неумело попытался приподнять зад. Я подошел сзади и плюнул на его очко и на свой член. Парнишка сжался от страха, понимая, что через секунду его лишит девственности грубый мужлан, который старше его почти вдвое. Очко юноши тоже сжалось от страшного предчувствия. Но мой каменный ствол начал легко расширять его. Через несколько секунд весь мой агрегат уже оказался погружен в анал парня. Я схватил «жену» за бедра и начал совершать резкие толчки. Сашка громко застонал. Я чувствовал, что ему хотелось закричать, но он стойко держался.

Я кивнул Тыкве. Он спустил штаны и уселся перед парнем, разместив свой болт прямо перед лицом юноши. Сашка испуганно обернулся ко мне.

— Хорошие друзья делятся друг с другом. А Тыква – мой хороший друг, — сказал я. – Он много для меня сделал. Поэтому не обижай меня, удовлетвори его так, как только что удовлетворял меня!

Сашка покорно взглянул на член моего соседа и, закрыв глаза, взял его в рот. Тыква начал бешено трахать парня в рот. Я в это время продолжал иметь его сзади. Бедняга не мог ни пошевелиться, ни закричать. Его рот был занят членом Тыквы. Хотя в камере было громко даже от стонов паренька. Слезы ручьем лились из его глаз.

Сашка покорно взглянул на член моего соседа и, закрыв глаза, взял его в рот. Тыква начал бешено трахать парня в рот. Я в это время продолжал иметь его сзади. Бедняга не мог ни пошевелиться, ни закричать. Его рот был занят членом

Мы имели парнишу с двух сторон около получаса, грубо, без остановки. Под конец Сашка уже не мог удержаться на четвереньках, мне пришлось руками поддерживать его бедра, чтобы наш пассив не рухнул на пол. Я заметил, что глаза Тыквы закатились, он вскрикнул несколько раз и кончил парню прямо в рот. От увиденного зрелища я тоже перевозбудился и прыснул спермой в разгоряченный анал.

После акта мы с Тыквой разошлись по своим койкам и рухнули на них от усталости. Сашка остался лежать на полу. Он отключился от боли и усталости и пришел в себя лишь через полчаса, когда дежурный дал команду «Отбой!». Сашка еле поднялся с пола, натянул на себя робу и побрел к своей камере.

С этого дня и до конца его срока он ежедневно приходил в это время в мою камеру и обслуживал своими дырками меня и моих друзей. Я сдержал свое слово: больше парнишку никто не трогал! Он стал только мое «женой». А такие союзы на зоне уважали.

Я постоянно трахал Сашку и напоминал ему о мерзком поступке, за который он попал в тюрьму. По возрасту я годился в отцы этому парню. Я чувствовал в себе подобие отеческих чувств. Хотелось научить балбеса жизни, чтобы он не повторял глупых ошибок.

Когда Сашка освобождался, я припугнул его, что после освобождения разыщу его и проверю, какой образ жизни тот ведет.

Когда я освободился, то на третий день разыскал свою бывшую «жену». Оказалось, он стал приличным семьянином, получил приличную работу, завел детей. А самое главное, достойно обращался со своей новой супругой, которую нашел на сайте davalok.net. Меня аж гордость пробила, ведь в некотором смысле это мое воспитание! Я решил не вмешиваться в жизнь Сани. Он никогда больше не попадал за решетку. А вот я вскоре снова сел и завел там себе новую «жену». Но это уже другая история…

СЫГРАЙ БЕСПЛАТНО!
И выиграй ночь с одной из красоток!

75
0
25
0
100
0
50
25
КРУТИ

Алена, 29 лет
Посмотри ее горячие фото или сразу договорись о встрече

Популярные рассказы

Секс по телефону, звони! тел:+7 (809) 505-34-52 (для звонков с городского номера +MTC +Билайн)
Ссылка на основную публикацию